Collages

Новости

20.02.2011
Новая серия коллажей Ах как хочется цвета!

9.01.2011
Новая серия коллажей И все они - Любовь

28.12.2010
Новая серия коллажей Звонкие звезды



dailycollagemeditation.blogspot.com: collage every day
В Центральном музее связи имени А.С.Попова подготовлен курс лекций на тему: «Всемирный почтовый дизайн», рассказывающий об основных художественных стилях, таких как неоклассицизм, эклектика, модерн, Ар деко, функционализм-конструктивизм и других, повлиявших на оформление почтовых документов. Курс рассчитан на широкий круг посетителей. Лекции читает искусствовед, переводчик, член Международной ассоциации искусствоведов - Дьяченко Андрей Петрович.
далее


Персоны Весь список


Искусство Весь список


Открытки
О сайте






Виртуальные открытки
Открытки без повода!


НЕВЕЗУЧИЙ РЭДИМЭЙД (the unhappy readymade, термин Марселя Дюшана) рэди-мэйд-структура, в которой обыгрываются деформация или выцветание бумаги и картона вследствие катастроф или воздействия стихии. Термин предложен М. Дюшаном

 
Art-Gid.ru - интересные места и культурные события Санкт-Петербурга
 
Главная >> ART журнал >> ДАДА – тотальное «нет-нет» абсурду ХХ века

ДАДА – тотальное «нет-нет» абсурду ХХ века

Марсель Дюшан Источник (1917)

Кира САПГИР, журнал "Русская мысль", Париж

С 5 октября 2005 г. по 9 января 2006-го в парижском Центре им. Жоржа Помпиду проходила невиданная по масштабам ретроспектива дадаистов – первая во Франции после 1966 года. В выставочном лабиринте – более 1000 произведений из самых престижных мировых музеев и частных коллекций и, разумеется, весь фонд «ДАДА» самого Центра Помпиду.
По мысли организаторов, задача экспонирования – очередное доказательство теоремы, по сей день так и не ставшей аксиомой, а именно: ДАДА по своему удельному весу неоспоримо «тянет» на самую «весомую» роль в хепенинге, чье имя: «Странная история мирового искусства в ХХ веке».

Известна исходная дата.  ДАДА  пришло в движение 5 февраля 1916 года в Цюрихе на ул. Шпигельгассе. Место рождения – кабаре «Вольтер». Первые адепты – немец Гуго Балль и румыны Тристан Тцара и Марсель Янко. А публикой были полуголодные художники, поэты, анархисты из Германии, Франции и Румынии.

В день открытия кабаре было забито до отказа. С эстрады звучали симультанные поэмы Тцара, разложенные на четыре, семь и даже двадцать голосов, фонетические произведения Жана Арпа на французском и немецком языках в сопровождении барабанов и балалаек. Само же словечко ДАДА зачинатели нашли, ткнув наугад острием ножа в словарь.
У слова «Dada» насколько интерпретаций:
а) «деревянная лошадка», в переносном смысле – бессвязный младенческий лепет; б) навязчивая идея; в) оно вообще ничего не обозначает.
Есть и вовсе апокрифический вариант. Говорят, что завсегдатай кабаре «Вольтер» товарищ Ленин (обитавший как раз напротив) был несказанно воодушевлен происходящим и, хлопая в ладоши, повторял: «Да! Да!»
Но если говорить серьезно, в кабаре на Шпигельгассе  в «незабываемом 1916-м» не просто родилось новое художественное направление. То был настоящий революционный переворот – и не только в искусстве, но и в мировом сознании. Совершила его группа космополитической интеллигенции, укрывшаяся в нейтральной Швейцарии от ужасов Первой Мировой.

«Война есть продолжение политики другими, насильственными средствами», писал в XIX веке генерал фон Клаузевиц. Действительно, в прежние века кровавыми были не столько битвы, сколько грабежи; сама же битва велась по правилам, а ужасы шли потом. Но в годы Первой Мировой орудия массового уничтожения – пулеметы и иприт – изменили концепцию войны. Она превратилась в чудовищную бойню, которую с дрожью негодования описывали Селин, Барбюс, Доржелес. Со смесью цинизма и отчаяния наблюдали единомышленники из кабаре «Вольтер» за крушением всех человеческих ценностей на кровавых подмостках тотального театра «Танатос». После бойни Вердена, утверждали они, считать себя «мыслящим тростником» по Паскалю либо картезианским разумным созданием человек просто не имеет права. И вот те,  кого Жан Арп называл «армией революционеров, реформаторов, поэтов, художников,  композиторов, философов и миротворцев всех стран», объявили бойкот абсурду по имени «война» и обществу, развязавшему ее.

«Мы хотели показать абсурд жизни, или, если угодно, абсурдную сторону жизни, которая ускользает от контроля разума и логики, что и позволило, в свою очередь, развязать войну», – написал теоретик нового движения Тристан Тцара, которому ДАДА в значительной мере и обязано своим успехом. Основные постулаты нового движения Тцара сформулировал в 1918 году в первом Манифесте дадаистов, за которым последовали еще шесть.

Группа росла. К дадаистам присоединились эльзасец Арп, немец и убежденный антимилитарист Гюльзенбек, Франсис Пикабиа. В 1919 г. вместе с соратниками Тцара перебрался в Париж, тем самым переместив туда центр дадаистского движения. Нигилистический пафос дадаистов, граничивший с анархизмом, привлек множество молодых французских поэтов и художников, особенно бывших фронтовиков. Началось тесное сотрудничество Т. Тцара с редакторами журнала «Литература» Андре Бретоном,  Луи Арагоном и Филиппом  Супо,  будущими создателями сюрреалистической школы.

Дадаисты заявляли: «Скандал очищает воздух». Во имя этой идеи они организуют шумные артистические сборища, ставят шокирующие «шоу», изобретают «шумовую» поэзию и музыку, создают эпатажные спектакли, в том числе «Газовое сердце» («Coeur а gaz») и «Бородатое сердце» («Coeur а barbe»). Именно во время этого спектакля разгорелся скандал, положивший конец сотрудничеству Т. Тцара с А. Бретоном. История искусства сохранила все детали фатальной потасовки двух лидеров. Бретон прилюдно стал осыпать Тцара площадной бранью. Дошло до рукоприкладства – ударом трости распоясавшийся будущий вождь сюрреалистов сломал руку эссеисту Пьеру де Массо – после чего «анархист» Тцара спешно вызвал полицию.

В чем причина разрыва и появление последовавшего за  этим нового движения – сюрреализм? Дадаизм был анархией, стихийным протестом. А сюрреалисты, сами бывшие дадаисты, восприняли протест ДАДА, но были более ангажированными. В частности, они оказались напрямую связанными с «зарей на Востоке».

Поэт Тристан Тцара разработал словесное выражение концепции ДАДА. Но подлинными сотрясателями  основ стали художники Франсис Пикабиа и Марсель Дюшан с его писсуаром – жупелом ХХ века.

«Искусство – это то, что ты им назовешь», – провозглашал Дюшан. Тем самым он упразднял само понятие «мастерство» в искусстве: зачем мастерство, если можно объявить предмет обихода экспонатом, назвав его как-то иначе – и тем самым перевести реальность жизни в музей? А когда связь между мастерством и искусством прервалась – всё (или многое) оказалось (или казалось) дозволенным. Подобное отделение искусства от мастерства сродни отделению церкви от государства. И дадаисты, сделав писсуар сакральным, по сути – создатели «Великого Ничто».

Благодаря концепции – «творческий процесс важнее результата», дадаисты почти не оставили после себя «чистых» артефактов (и в этом у них множество наследников начиная с конца 60-х). Большинство оставшихся от них «произведений», которые можно видеть на выставке, – клочки, бумажные обрывки с каракулями, любительские фото, всяческие ready-made (существующие предметы). К счастью, в ту эпоху уже получили распространение кино и радио. С помощью техники были зафиксированы видео- и сонорные документы – «фонетические стихи» («зимзим уруллала зимзим уруллала зимзим занзибар») и дадаистские киноновеллы. Но показ этого наследия – задача невероятно трудная. Чтобы справиться с ней, организаторы задумали и создали громадную инсталляцию, которую современный композитор Жиль Гран озвучил интерпретацией дадаистической «симультативной» поэмы 1916 года – «Адмирал ищет дом для снятия в аренду».

Все это выставочное пространство – 2200 кв. м – было поделено на 40 «комнат» по 30 кв. м. В каждой своя тема, своя интрига, свой «жилец». В одной – кинетические объекты и фото американца Ман Рея. В другой – картины немца Макса Эрнста, в третьей – коллажи Франсиса Пикабиа.  Далее – «оптические машины» Дюшана, «Merzbau» Курта Швиттерса – тотальная инсталляция, наполненная «реликвиями» типа бюстгальтера Софи Тойбер-Арп либо флакона с мочой автора... В отдельном зале крутили  фильмы: «Симфония Диагонали», 21-й год; «Антракт» Рене Клера; «Анемичное Кино» Марселя Дюшана. И, конечно же, эмоциональный эпицентр экспозиции – сверхзнаменитая усатая дюшановская «Мона Лиза» (1919), представляющая (вместе с его же «Фонтаном») знаковое произведение ХХ века.

Эта кураторская «режиссура» выгодно отличает парижскую выставку ДАДА от многих подобных ретроспектив, зачастую представляющих собой просто монтаж на скорую руку по заказанной теме. Привлекает замысел – представить ДАДА локально, без ссылок на предтеч и последователей, дабы не заводить посетителя чересчур далеко в дебри авангарда – и не выводить оттуда в обязательном порядке к сюрреализму, к «новой вещественности», абстрактному экспрессионизму – в арт-брют, поп-арт, «новый реализм», «Флюксус», акционизм, концептуализм и прочий новаторский лабиринт XX века.

Однако один из основоположников дадаизма Рихард Гюльзенбек писал, что ДАДА – это «состояние духа, независимого от школ и теорий. Если ты жив, ты – дадаист». И чинная череда зальчиков со школьными объяснениями на стенах и аккуратными этикетками, увы, заставляет порой забывать о главных принципах ДАДА – Спонтанности и Скандале. А бунтарям-дадаистам это бы вряд ли понравилась.



Источник: www.rusmysl.com

Последние публикации в разделe



Читайте также...


Статья о дадаизме. В целом сторонники движения пропагандировали альтернативное представление о сущности искусства. Многие художники порвали с кубизмом и дружно принялись населять свои работы всевозможными механизмами. Некоторые вообще оставили кисти и полностью переключились на новые художественные формы — конструкции, коллажи и фотомонтажи — или посвятили себя театру или кино.
далее

Зарождение фотомонтажа происходит уже в середине XIX века — почти одновременно с появлением и распространением технологии фотографии. В статье описана история создания жанра фотоколлажа.
далее

Фотомонтажные композиции можно по праву отнести к одним из первых опытов графического дизайна. Такие композиции создавались людьми творческими, полными идей и наделенными немалым талантом. В этой статье говорится о двух мастерах фотомонтажа, ставших основоположниками этого жанра - Джоне Хартфилде и Рауле Хаусманне
далее

© Авторские коллажи Измайлова Юлия
e-mail: julia@coll.spb.ru
© 2003-2017 О сайте: coll.spb.ru