Collages

Новости

20.02.2011
Новая серия коллажей Ах как хочется цвета!

9.01.2011
Новая серия коллажей И все они - Любовь

28.12.2010
Новая серия коллажей Звонкие звезды



dailycollagemeditation.blogspot.com: collage every day
В Центральном музее связи имени А.С.Попова подготовлен курс лекций на тему: «Всемирный почтовый дизайн», рассказывающий об основных художественных стилях, таких как неоклассицизм, эклектика, модерн, Ар деко, функционализм-конструктивизм и других, повлиявших на оформление почтовых документов. Курс рассчитан на широкий круг посетителей. Лекции читает искусствовед, переводчик, член Международной ассоциации искусствоведов - Дьяченко Андрей Петрович.
далее


Персоны Весь список


Искусство Весь список


Открытки
О сайте






Виртуальные открытки
Открытки без повода!


НЕВЕЗУЧИЙ РЭДИМЭЙД (the unhappy readymade, термин Марселя Дюшана) рэди-мэйд-структура, в которой обыгрываются деформация или выцветание бумаги и картона вследствие катастроф или воздействия стихии. Термин предложен М. Дюшаном

 
Art-Gid.ru - интересные места и культурные события Санкт-Петербурга
 
Главная >> Публикации о коллаже >> Левон Хачатрян. Из заметок о современном искусстве

Левон Хачатрян. Из заметок о современном искусстве

Левон Хачатрян
Левон Хачатрян. Серия работ по стихам Размика Давояна.
"Сквозь тени"
Серия работ по стихам Размика Давояна.

Из записей Левона Хачатряна:
Это по стихам Давояна. Ещё до службы в армии мы часто ездили на литургию в Эчмиадзин, а Звартноц по пути. В тот раз Давоян попросил меня остаться возле руин, а сам пошел на полузаброшенное кладбище. Это рядом. Я смотрел, как он ходит между старинными могилами. Через 15-20 минут он вернулся. Через пару лет вышел его первый сборник (я получил книгу в армии), где я прочел цикл "Звартноц". В 1966-67 годах я сделал работу из 9 (11) листов. От автора ничего не осталось. По-современному, это была «моя версия», так сказать, по мотивам. Они висели на молодёжной выставке. Несколько листов потерялись, один лист приобрел француз.

  • Культ слова и букв всегда присутствовал в творчестве художников в разное время. Я не говорю о старинных книгах или иконах, это естественно. В начале века в русском изобразительном искусстве они появлялись то на живописных картинах, то в рукописных книгах. Буквы присутствовали как один как один из компонентов картины, наравне с цветом, фактурой. Искажался рисунок, искажались и буквы. Слова дробились и разбрасывались, как и предметы натюрморта, по всему пространству холста. Авторы использовали эти отдельные слова, демонстрируя возможности в каллиграфии, композиции, да и, что там говорить, в формальных исканиях. Для художников источником вдохновения оставались старые традиционные понятия букв и слов. С ними и попытались соединить новейшие направления в искусстве. Короче говоря, буквы на картине имели такую же художественную ценность, как и битое стекло, песок, битум, обрывки газет.

  • Я всегда хотел убрать художника, который каждый раз появляется между картиной и зрителем. Наверное, со временем роль и значение художника в создании художественного произведения будут пересмотрены.

  • Сейчас звучат фамилии нескольких художников, которые считаются "отцами" генеральных направлений в нашем искусстве. Я тихо скрылся, как "отец-алиментщик". На многих моих работах только после появились подписи и даты (хотя сохранились слайды тех лет). В 60-70-е годы ни одному нормальному человеку в голову не могло прийти, что эта куча вырезок из газет или страницы старых журналов и есть произведения искусства. Эти работы спокойно могли сойти за макулатуру (связанные веревками, они долго лежали под кроватью). Я прекрасно понимал, что никому не нужен ни я, ни эти работы, но конспирация есть конспирация. Я ведь не знал, как можно отправить за границу работы, как созвать пресс-конференцию, и за меня вряд ли заступились бы зарубежные дипломаты.

  • "Разве можно создать нечто, что не стало бы произведением искусства?"
    М.Дюшан

  • "Сушилка для бутылок" Дюшана (1914) утеряна. То, что печатают в журналах в наше время, это версия 1964 года.

  • Ходил на американских графиков. В основном здании показывают голландцев. Народу было много, особенно детей (каникулы). Шли группами, наверное, приезжие. Почти такая же очередь стояла у выставки академика Шилова. Можно определить как растление молодежи.

    Левон Хачатрян.
    Левон Хачатрян. Серия работ по стихам Размика Давояна.
    А в "моих" залах народу почти не было. Несколько человек, не то школьники, не то студенты. Стоял музыкальный центр и одна из женщин включила американскую музыку. Никаких печатных листов, все было "натуральное". Много эскизов. Известные работы смотрелись в миниатюре. К сожалению, Горки был только один черно-белый лист, карандашный. Первый раз увидел Поллока. Маленький эскиз. Знаю, что он бегал по холсту с банками с краской, а тут миниатюрный эскиз. От знания, что это ЕГО клочок бумаги, возникает ощущение чего-то другого, не связанного с обычным понятием искусства. Висел черно-белый Раушенберг. Ранняя работа, хотя все равно с переводными картинками. Скромная работа молодого художника. Никакого сравнения с теми цветными чуть ли не фресками (по-моему, японская серия), которые выставлялись в ЦДХ на Крымском валу весной 1989 года. Тогда огромные листы напоминали ярмарку. А тут - бедный, чуть ли не нищенский лист. Прекрасно! Хорош был Ротко, хотя совсем не был похож на свои живописные полотна. А один лист вообще смахивал на полу-Горки, полу-Миро. Сначала я подумал, что неправильно написали бирку, но потом нашел подпись на картине. Точно он. Никуда не денешься, у всех бывают разные периоды.

    Долго ходил. Я был среди классиков или среди стариков. Можно безмерно уважать, склонять голову перед этими рамками, но не восхищаться. Восхищение было у меня в крови лет тридцать назад. Меня интересовало количество мазков, сорт бумаги, что они думали или говорили во время работы. Одним словом - все, что угодно, только не "а как это сделано?". Разгадка была известна мне давно. Последнее потрясение было в начале 90-х годов (здесь же, на выставке Бойса). Классика есть классика, и у американцев везде присутствовали тушь, гуашь, цветные карандаши и т.д. У Бойса было нечто необъяснимое. Как можно повесить грязные, жиром (маслом) замазанные бумаги, и не только повесить, но и воздействовать на зрителя! Если американские картины можно как-то классифицировать, то бойсовские охристые листы с пятнами коричневой гуаши можно назвать "абстрактными", но с трудом.

    Восхищаясь выставкой Йозефа Бойса семилетней давности, радуюсь сегодня, после выставки американцев. В своих работах я полностью отрицаю традиционные атрибуты изобразительного искусства, будь то краски, сюжет, присутствие или участие автора и еще кое-что, но я бесконечно радуюсь, увидев великие работы, где мастерство исчисляется новыми понятиями, где испачканные клочки бумаги с удивительной легкостью расширяют - или расшатывают - границы того, другого великого искусства.

    На выставке, помимо Раушенберга, была одна работа Джонса. Прекрасные работы были от Клайна. Вспомнил "Вождя" и "Нью-Йорк". Была маленькая работа на газетном фоне, но оставила меня равнодушным. Меня трудно "газетными делами" удивить. Вообще, говоря о выставке, я поневоле впадаю в пафос. Ничего не могу поделать. Для выражения радости приходится использовать те высокопарные слова, которые у меня есть. Утешает, что так думают и говорят многие "специалисты" по этому вопросу. В конце концов, никому не нужны мои соображения, однако, раз взялся за дело, то это должно выглядеть пристойно.

    "Подбирая экспонаты "под раму", музейщики могут превратить самого радикального художника во вполне заурядного (как это произошло с Бойсом, которого после московской выставки 1992 года многие будут считать всего лишь неловким акварелистом)." Хорошо, что до сих пор помнят об этой выставке М.Боде и А.Тарханов в "Коммерсанте". Но я об этом помню совсем другое. Это была единственная выставка, на которой я побывал дважды. Оба раза в зале никого не было. Посетители, не заходя, через дверь смотрели в пустующий зал и шли мимо, направо или налево. И тут развеска ни при чем. Я был счастлив на этой безлюдной выставке. Там даже не думаешь, какие рамки, однообразно ли висят работы, какой он акварелист. Было много карандаша, несколько газет, жир, гуашь, и акварель тоже. Потрясающая красота, необъяснимое волшебство. Какие-то непонятные нити, какие-то невиданные токи дергали меня. Один из редких случаев, когда я ощущал свою беспомощность в нашем ремесле. Я ТАК НЕ МОГУ. У меня остались традиционно изданные каталог и афиша. В те дни появилась серия "После Бойса".

  • Справедливо, что массовая культура все-таки лучше, чем массовое бескультурье.


  • Источник: www.khatchatrian.ru

    Последние публикации в разделe




    © Авторские коллажи Измайлова Юлия
    e-mail: julia@coll.spb.ru
    © 2003-2021 О сайте: coll.spb.ru