Collages

Новости

20.02.2011
Новая серия коллажей Ах как хочется цвета!

9.01.2011
Новая серия коллажей И все они - Любовь

28.12.2010
Новая серия коллажей Звонкие звезды



dailycollagemeditation.blogspot.com: collage every day
В Центральном музее связи имени А.С.Попова подготовлен курс лекций на тему: «Всемирный почтовый дизайн», рассказывающий об основных художественных стилях, таких как неоклассицизм, эклектика, модерн, Ар деко, функционализм-конструктивизм и других, повлиявших на оформление почтовых документов. Курс рассчитан на широкий круг посетителей. Лекции читает искусствовед, переводчик, член Международной ассоциации искусствоведов - Дьяченко Андрей Петрович.
далее


Персоны Весь список


Искусство Весь список


Открытки
О сайте






Виртуальные открытки
Открытки без повода!


АССАМБЛЯЖ пространственный коллаж из разнородных предметов

 
Art-Gid.ru - интересные места и культурные события Санкт-Петербурга
 

Made in USA

Джеймс Розенквист
Джеймс Розенквист
Что возникает перед глазами, когда вы слышите слово «Америка» в смысле Соединенные Штаты? Начинаем загибать пальцы. Звездно-полосатый — раз (забыл сказать: последовательность здесь не важна). Микки-Маус, кока-кола. Дальше все идет как по накатанной. Макдональдс. Голливуд — заставка к фильмам 20th Century Fox — лучи шарят по небу и бравурные трубные звуки, или Columbia с теткой с факелом, или MGM со львом. Лев ассоциируется с одноглавым орлом на гербе Америки, а тетка от Columbia — с другой теткой, тоже с факелом, — статуей Свободы. Восемь — небоскребы — Эмпайр стейт билдинг с башенками и не вспоминаем про близнецов. Девять — Дикий Запад, и сюда же подруливает ковбой Мальборо. Пальцы закончились. А ведь я даже не сказал про американские дензнаки, но они уже в той степени стали родными, что не ассоциируются собственно с Америкой. Ну, кто-то еще вспомнит про автомобили или что-нибудь с западного побережья — мост «Золотые ворота», холмы Фриско, звонящие трамвайчики, но это уже сантименты. А нас интересует статистика, и поскольку образы отнюдь не абстрактны, а конкретны, зримы и графичны, то почти всегда возникает картинка на плоскости. Это вам не абстрактное джентльменство туманного Альбиона, галльская веселость, органично сочетающаяся со скупостью, и уж тем более не загадочная русская душа. Но каждый в итоге выберет свое: что читать, что пить, что смотреть. У дизайнера кока-кола будет конкурировать с надкусанным яблочком Apple Macintosh, а гамбургер уступит место Adobe Illustrator. Кому-то аббревиатура MOMA привычнее Nike. Воспоминания зависят от воспитания. И от всего благоприобретенного.

Как мы открывали американский дизайн

Наш взгляд на американский графический дизайн не лишен предвзятости. Такой яркий по сравнению с серой советской действительностью, он был частью большого запретного плода, отголоском недоступной жизни. Очень нескоро мы попытаемся отстраниться и осознать его вне контекста. Гуд бай, Америка, о-о! Где я не буду никогда. Недоступность вызывала жажду, но и успокаивала: ведь все это не для нас.

Если вам меньше двадцати пяти, то вы вряд ли это поймете. Американский дизайн пришел с вещами — с бутылками Pepsi на Олимпиаде-80, неземной красоты пакетами со статуей Свободы и небоскребами Нью-Йорка (за ними надо было выстоять многочасовую очередь на выставку «США 200 лет»), пачкой Marlboro, которую держал прохиндей Куравлев в новом фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Стали появляться счастливцы с бойкими латинскими надписями на футболках, рискующие ради их ношения вылететь из комсомола, и уже почти небожители (племянники моряков дальнего плавания) в синих тертых джинсах с маленьким ярко-красным ярлычком и надписью сверху вниз Levi’s. Другого американского дизайна мы не знали. С перестройкой лейблов стало больше, хотя и тогда все воспринималось через призму первобытного дефицитного потребления. Журнал «Америка» можно было при везении купить в киосках Союзпечати. В 1989 г. в Москве прошла выставка «Дизайн в США» — люди увидели первый компьютер, фестиваль мультфильмов Уолта Диснея. Ну а потом хлынул поток—люди начали запросто ездить в Америку, и даже возникла необходимость жестко селектировать информацию, чтобы не утонуть в ее многообразии. А нынешнее подрастающее поколение в его не самых лучших проявлениях и вовсе похоже на негритянскую шпану в спущенных джинсах из Бронкса.

Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой

Некоторых, впрочем, они возвышают. Такой элемент повседневной жизни, как торчащие повсюду небоскребы, не может в корне не повлиять на эстетическое восприятие. Урбанистическая архитектура больше, чем что-либо другое, способствует неконтролируемым всплескам фантазии в любых творческих сферах. Она же придавливает, устанавливая жесткую систему координат. Архитектура—один из самых идеологизированных и консервативных видов искусства. Ничто так не свидетельствует об обществе, как любые попытки увековечить свое время. Именно архитекторы еще в конце XIX в. сформулировали понимание прекрасного на американский манер. Видный теоретик чикагской школы Л. Салливан призывал сосредоточиться на создании построек, «хорошо скомпонованных и приятных в своей наготе», не смущаясь при этом неэстетичностью новых материалов. Забавно но американцы умудряются даже эти свои пальцы в небо мерить обычными архитектурными категориями — до 70-х гг. господствовал модернизм, а сейчас—постмодернизм.

Небоскреб дает возможность любому желающему действительно вознестись над миром, достать до звезды, почувствовать себя немножко богом. Нам это понять сложно—рожденным ползать максимум по двадцатиэтажкам. Останкинская башня не в счет, да и то страшновато. А если вы всю сознательную жизнь провели где-то в районе пятидесятого этажа, изредка спускаясь на бренную землю? Не везет боящимся высоты, хотя теперь поводов для фобий значительно прибавилось. Кстати, архитектор, спроектировавший злополучные башни-двойняшки, Минору Ямасаки тоже боится высоты.

Нечеловеческая мощь небоскребов в качестве компенсации требует чего-то подчеркнуто рукотворного. Здесь графические формы оказывают современной архитектуре неоценимую услугу. Не стоит забывать, что графикам приходится оформлять фасады зданий. И, разрабатывая логотип, дизайнер кроме всего прочего озабочен, чтобы тот хорошо читался на высоте сорока этажей. Аскетичность линий и плаcтическая отстраненность высотных зданий определяют длину автомобилей, крой пиджаков и дизайн журналов. I-Mac мог появиться только в Америке с прозрачными стенами ее небоскребов. Хотя есть и другая Америка. Раньше свой исторический комплекс неполноценности американцы решали путем подражания Древнему Риму—Капитолий на Капитолийском холме, здания бирж, решенные в манере античных храмов. Не ново, но имперское величие придает. Но все это эмблемы. Сами американцы, если они чего-то добились в жизни, стараются жить в малоэтажных, принадлежащих им самим домиках.

Этот безумный, безумный, безумный... синтетический мир

Роберт Раушенберг
Роберт Раушенберг
Тефлон, лайкра, целлофан, полиамид, акрил и бог знает что еще. Одно из самых сильных впечатлений от Америки, которое сохранилось в памяти, что все вокруг невсамделишное—все слишком красивое и правильное. Еще в начале 90-х небоскребы казались мне какими-то хрупкими декорациями, чудилось, что если посильнее ухватиться за край мраморного парапета, то он отвалится. Ощущение, что ничего природного, натурального здесь не осталось. Самые радикальные цвета и материалы отличают Америку от всего остального, несколько старомодного мира. Причем для Америки они не только естественны и удобны, но и демонстрируют технологическое превосходство. Очевидная ненатуральность окружающего мира — это сильнейший фактор влияния на восприятие мира и поведение дизайнера. Американский дизайнер стремится максимально использовать возможности современных материалов. Он пытается сделать материальный мир мягким и прозрачным, т.е. почти нематериальным. В фильме «American Beauty» в качестве формы (возможно, важнейшей) проявления американской красоты показан летающий на ветру целлофановый пакет. Предельно анонимный пакетик, без каких-либо картинок и текстов, но прозрачность, когда краска уже полиняла, — это квинтэссенция, состояние почти что вечности.

Дизайн в контексте общества потребления

Дизайн в Америке встроен в повседневную жизнь, переплетен с ней. Это вызывает чувство справедливой зависти. В то же время на американском дизайне, как никаком другом, сказывается влияние бизнеса, рекламы и коммерческого искусства. Собственно, современный смысл этим понятиям придали именно Соединенные Штаты.


Изобретенные здесь маркетинг, промоушн, директ-мейл—непереводимые понятия — оказывают сильнейшее влияние на графический дизайн, формулируя его задачи. Коммерческая эксплуатация творческой энергии позволяет более прагматично и приземленно взглянуть на продукт дизайнерского труда. Исполнение функции требует сосредоточенности. Местный бизнесмен здесь лучше понимает значение дизайна и реже лезет в него со своими идеями, чем многие наши заказчики. Кроме того, сам бизнес также существует в состоянии жесткой конкуренции-войны, и ему постоянно требуются новое оружие и ослепительные вспышки (B-o-o-o-m!) дизайнерских озарений, способных затмить конкурента. Денег никто не стесняется, и это правильно. У дизайнера всегда остается возможность для творческих диверсий в социальной сфере, которые, может быть, и не приносят денег, но зато дают моральное удовлетворение. Это удел тех, кто не относится к дизайну как к ремеслу.

Компьютеры

Давным-давно, в конце 70-х гг. прошлого XX в., главным орудием дизайнера-графика были руки. Карандаш, тушь, рапидограф—обязательные атрибуты графического дизайнера. Но в середине 80-х в Америке появился Maintosh. Именно тогда и пробил звездный час американского дизайна. Новой техникой стали овладевать люди преимущественно молодые, а потому не знаменитые, но потребовалось совсем немного времени, чтобы они стали известными, а новшество оценили. Раньше между замыслом дизайнера и конечным продуктом всегда лежала «дистанция огромного размера», пробежав которую можно было обнаружить, что объект изменился до полной неузнаваемости. Для того чтобы понять, какого именно размера дистанция была преодолена с помощью компьютера, достаточно открыть любой, в том числе и американский, журнал 70-х гг. Компьютер принципиальным образом изменил работу дизайнера и представление о ней в глазах широкой общественности. Конечно, еще есть изрядное количество дизайнеров, которые так и не замарали рук компьютером, но будущее не за ними.

Культурное наследие

Графический дизайн как бизнес в самом коммерческом из обществ так плотно смыкается с коммерческим же искусством, что порой сложно отличить, где начинается одно и заканчивается другое. Имея за спиной короткую (сравнительно со Старым Светом) историю, американцы относятся к своим памятникам культуры с большим пиететом. А потому цитирования из прошлого заметны и узнаваемы. Подобно тому как в мировом кинематографе принято воспроизводить какую-нибудь коляску, катящуюся по «потемкинской» лестнице, американцы цитируют своих художественных гуру из сравнительно недавнего прошлого. В качестве знаковых выбирают как высокохудожественные, так и социально значимые образы. Аллюзий много—не всякую заметишь. Кому-то это, может быть, и покажется удивительным, но в Америке есть и реалистическое направление искусства от Уистлера, Хоппера до Уайеса. А работы вроде «Полуночников» Эдварда Хоппера так часто использовались в рекламе и Голливуде, что, даже увидев оригинал впервые, вы смутно ощущаете что-то знакомое.

Основоположником поп-арта считается Ричард Гамильтон. Его коллаж «То, что делает наши современные жилища столь разнообразными, столь привлекательными»—первый образчик жанра. Характерно, что на теннисной ракетке, которую держит культурист, написано «поп», хотя это не ракетка вовсе, а гигантский леденец («поп»—окончание слова «лоллипоп», что означает «леденец»). Сам Гамильтон, будучи еще и теоретиком, сформулировал в 1957 году суть поп-арта. Определение, как и самое художественное направление, отдает нарочитой легкомысленностью. Гамильтон предложил не научные формулировки, а набор эпитетов, как в телевикторине: популярный, эфемерный, легкоусвояемый и быстрозабываемый, дешевый и хорошо продающийся, серийный, молодежный, остроумный, эротичный, фантазийный, блестящий, коммерчески успешный. Популярное—оно же получается и народное.

Поп-арт приблизил искусство к повседневной жизни. Можно упрекнуть, что он низвел художника до уровня масс, но он и возвысил ремесленную профессию дизайнера. Во многих своих проявлениях поп-арт представляет собой именно графический дизайн, который предложено рассматривать как объект искусства. Художники типа Роя Лихтенштайна или Кейта Харринга являют собой яркие тому примеры.

Источник: www.kak.ru
Автор: Роман Фролов

Последние публикации в разделe



Читайте также...


Взрыв! Статья о Ричарде Гамильтоне из Советского Союза образца 1972 года. Статья опубликована в журнале Англия, найденном на развале. Ричард Гамильтон - мой любимый художник, представитель поп-арта. Его работа "Именно это делает дом таким родным и привлекательным" (1956) вдохновила меня на коллажирование. Статья в журнале за 1972 год (год моего рождения) воспринимается мною как подарок... Удивительно!
далее

B Эстонском Художественном музее Kumu в Таллинне до 11 апреля 2010 года проходит выставка «POP-арт Forever!», рассказывающая о раннем периоде эстонского поп-арта. На выставке представлены произведения и информативные материалы, начиная с 1966 года, как из музейных, так и частных собраний.
далее

Статья об одном из крупнейших мастеров немецкого искусства XX века. На протяжении всего творческого пути Польке увлекается экспериментами с различными техниками и технологиями, виртуозно объединяя технику классического офорта с ультрасовременными технологиями. Зигмар Польке присущ особый художественный метод и изобразительный язык. Он рисует, пишет, вырезает, делает коллажи, работает со всем — от стекла до бумаги. Польке называют «алхимиком», имея в виду его стремление оживить свои картины, которые превращаются в саморазвивающиеся организмы.
далее

© Авторские коллажи Измайлова Юлия
e-mail: julia@coll.spb.ru
© 2003-2023 О сайте: coll.spb.ru