Collages

Новости

20.02.2011
Новая серия коллажей Ах как хочется цвета!

9.01.2011
Новая серия коллажей И все они - Любовь

28.12.2010
Новая серия коллажей Звонкие звезды



dailycollagemeditation.blogspot.com: collage every day
В Центральном музее связи имени А.С.Попова подготовлен курс лекций на тему: «Всемирный почтовый дизайн», рассказывающий об основных художественных стилях, таких как неоклассицизм, эклектика, модерн, Ар деко, функционализм-конструктивизм и других, повлиявших на оформление почтовых документов. Курс рассчитан на широкий круг посетителей. Лекции читает искусствовед, переводчик, член Международной ассоциации искусствоведов - Дьяченко Андрей Петрович.
далее


Персоны Весь список


Искусство Весь список


Открытки
О сайте






Виртуальные открытки
Открытки без повода!


АССАМБЛЯЖ пространственный коллаж из разнородных предметов

 
Art-Gid.ru - интересные места и культурные события Санкт-Петербурга
 

Коллаж как улика

Казалось бы, чего проще. Возвращение к истокам. Художники, писатели роются в бабушкиных сундуках, перетряхивают родительские альбомы «с карточками», войдя в раж, осваивают угодья «блошиных рынков», где водятся не только блохи. Встречал я интеллектуалов, преимущественно младого племени, в жилье которых единственным украшением стен являлась россыпь старорежимных открыток на стенах, да только не о них речь. А о том, что предназначено наружному взгляду, не избирательному гостю. Сиречь, публике.

Странное дело, коллаж, рождавшийся как жанр революционно-возмутительный, едва ли не кощунственный (его «подобрали-обогрели» в прошлом веке дадаисты, давшие миру среди прочих и такой образец: Сикстинская Мадонна с личиком заурядной модисточки из дамского журнала — работа Курта Швиттерса, 1921 г.), нынче превращается в собственную противоположность. Он становится уютным и ручным, его и впрямь хочется повесить на стенку, как в деревне вешают в отдельной раме все собранные дагерротипы родичей. Откуда художники нередко заимствуют материал для своих артефактов.

Одним из первых в новейшее время задал тему Николай Бабак, построивший на этом весь свой роман «Вiльхова кров». Но уже Павел Маков преображает «коллажное сырье», выстраивая с его помощью необозримые концептуальные серии, а Виктор Хоменко прибегает не к плоскостным, а к выразительно-выпуклым элементам (для этого есть специальный термин «ассамбляж», «набор», применимый также и к работам Сергея Параджанова). Еще один, совсем недавний, пример: по-климтовски мерцающий фон полотен Владимира Кауфмана из «Технологии чуткости» при ближайшем рассмотрении оказывается агломерациями почтовых марок... В этом ряду, разумеется, достойное место займет и «Амаркорд» Кривенко — цикл воспоминаний о «счастливой, невозвратимой поре детства».

С одной стороны, искусство уже исчерпало «лимит вызова», да и шут с ним. С другой, налицо невозможность (неумение? нежелание?) жить днем сегодняшним, довольствоваться насущностью и сиюминутностью. В этом, а не в упадке нравов, требующем якобы омовения в целительных родниках, и уж вовсе не в интригах злокозненных постмодернистов, причина актуализации коллажа, нарушающего пространственно-временные отношения.

Из всех авторов «Живописного Заповедника» Николай Кривенко поначалу кажется наиболее отвлеченным от реальности. Кто, как не он, вплотную приблизился к музыке, которую словно источают его работы, впрочем, мягко и неназойливо — Шопен, не Вагнер! Не удивительно, что и в его коллажной серии, позаимствовавшей название у культового фильма Феллини (на нем не в меньшей степени, чем на Тарковском и «Тени воина» Куросавы воспитывалось у нас поколение дерзких творцов в середине 80-х), есть много фрагментов нотных партитур. Порою они покрываются силуэтами пароходов, а иногда мирно — да, полноте, не в этом ли подвох? — соседствуют с «космическими» открытками (в работе «Гагарин, или Земля-Космос»). Кстати, почтовые карточки становятся главными героинями многих коллажей «Амаркорда». По-видимому, почтальон звонит художнику не дважды, а куда чаще, чтобы протянуть ему из прошлого в дверную щель уютный прямоугольничек с поздравительной розой-мимозой или потешить видами советских курортов, как ни крути, а доступных тогда гораздо большему проценту населения, нежели в нашем либеральном сегодня. Не стоит, однако, сводить творческий замысел выставки к апологетике социалистического прошлого! Художник хитрее, глубже того, что говорит сам о себе (не говоря уже о том, что произносят о нем другие). Только с виду кривенковский «Советский апофеоз» перекликается с названием романа Лимонова «У нас была великая эпоха». Скорее, художник и писатель рассказывают о неких параллельных временах. Взять хотя бы коллаж «Воссоединение». Тема «братской дружбы двух славянских народов» вроде бы и продекларирована в нем репродукцией юбилейной картины 1953 года, но тут же дополнена интерьером душных царских палат и «Инвалидами» Петрицкого... Намек прозрачен, улика, как жребий, брошена.

Но правда и то, что в прошлом Кривенко видит много светлого. Да и как может быть иначе, если почти половины его работ на выставке — «Папа», «Мама», «Тень отца»... Здесь, как говорится, художник был «обречен на успех» (семейное ретро всегда вышибает слезу у чувствительного интеллектуала, и я в этом плане не исключение). Но поразительны моменты иррациональных прозрений, всплески того самого бартовского «третьего смысла». Обыденной логикой никак не объяснить явственное родство современницы ХХ века и леонардовской «Джиневры деи Бенчи». Случается, что фрагмент картины вспыхивает футурологическим арабеском: портрет розовощекого Володи Ульянова произрастает поверх репинского «Заседания Государственной Думы», а сверху спускается злобный, орущий карапуз — «Ганимед» Рембрандта. Не говорите мне о мудрости «задним числом»: у визуальности своя логика, не подвластная силлогизмам. Фрагмент прежнего текста лепит новую форму, да и новое содержание. Уже сами его неровные очертания, волны рваного контура обещают нам иную, чаще всего — невеселую жизнь.

Метаморфоза же известного автора-нефигуративиста, обратившегося к технике коллажа, кажется вполне закономерной. Ведь начало Кривенко было вполне предметным (речь не только об академических портретах натурщиков, но и зарисовках окрестностей Канева, явно созданных под влиянием планетарных пейзажей Гавриленко), и уже тогда его реализм отличался неортодоксальностью. Вспомним хотя бы о натюрмортах, написанных в «точечной манере» Сера — Синьяка (да только наш соотечественник куда душевнее). Ба, еще один коллаж — «Диана-садовница». Моток ниток, вышивка. И дата — 1975–77. Значит, и впрямь все дано начиналось...

Автор: Олег Сидор-Гибелинда
«Амаркорд» Николая Кривенко в киевской галерее «Совиарт».

Источник: www.cn.com.ua

Последние публикации в разделe



Читайте также...


В Центральном музее связи имени А.С.Попова подготовлен курс лекций на тему: «Всемирный почтовый дизайн», рассказывающий об основных художественных стилях, таких как неоклассицизм, эклектика, модерн, Ар деко, функционализм-конструктивизм и других, повлиявших на оформление почтовых документов. Курс рассчитан на широкий круг посетителей. Лекции читает искусствовед, переводчик, член Международной ассоциации искусствоведов - Дьяченко Андрей Петрович.
далее

Добро пожаловать на Мэйлартиссимо 2011 в Петербурге!
В декабре, по сложившейся традиции, Центральный музей связи имени А. С. Попова открывает международную рождественскую выставку «Мэйлартиссимо-2011». На время работы выставки атриум музея превратится в веселый почтовый городок «Мэйлартиссимо-Сити». На строительство городских домиков приглашаются все желающие! Из украшенных на мастер-классе почтовых коробок – арт-объектов, мы все вместе под руководством знаменитого художника Валериуса создадим Музей связи, Дом писателя, Дом Хлеба, Дом архитектора, Дом культуры, Отель и другие домики. У нас каждый гость почувствует себя связистом, почтальоном, архитектором, дизайнером и художником.
далее

Работы Mario Wagner можно увидеть в Esquire, Neon Magazine, The New York Times, Vice Magazine, Playboy Germany и других изданиях. Он живет и работает в Германии. Он любит ретро и коллаж.
далее

© Авторские коллажи Измайлова Юлия
e-mail: julia@coll.spb.ru
© 2003-2017 О сайте: coll.spb.ru